Расширенный поиск

Дудко Дмитрий (Комплект из трех книг)

Автор: Дудко Дмитрий #478
В трехтомник известного московского священника Дмитрия Дудко вошли практически все его произведения. За свою трудную жизнь отец Дмитрий многое пережил: гонения, тюрьму, лагеря, поношения от безбожников и непонимание самых близких... "То, что я увидел, вглядываясь в нашу жизнь, предлагаю читателям", - пишет он в предисловии. Эта книга стала венцом трудов отца Дмитрий - он отошел ко Господу в конце июня 2004 года (номер отсутствует в книге) Священник Дмитрий Дудко родился 24 февраля 1922 года в деревне Зарбуда Брянской области в семье крестьянина. Вся жизнь о. Димитрия - олицетворение мученической судьбы его поколения в целом и наглядный пример того, что значило и до сих пор значит активно исповедывать Христа, открыто говорить и поступать в согласии со своей христианской совестью, находясь под агрессивным, неусыпным наблюдением и давлением атеистической власти. В 1937 году, когда Дмитрию было всего 15 лет, власти арестовывают его отца за отказ вступить в колхоз. Мать остается с тремя маленькими детьми фактически без средств к существованию и возможности получить их. Кое-как перебиваясь, семья доживает до 1941 года и сразу попадает <из огня да в полымя> - в фашистскую оккупацию, длившуюся почти два года. В 1943 году, после отхода немцев, Дмитрия призывают в Красную Армию и слабого, необученного сразу направляют на фронт. Через год, после ранения и тяжелого воспаления в связи с болезнью тифом, его комиссуют из армии. В 1945 году Дмитрий поступает в Московскую духовную семинарию, по окончании которой в 1947 году его переводят в Московскую духовную академию. Однако уже через полгода, 20 января 1948 года, его арестовывают и осуждают по статье 58-10 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда) к десяти годам лагерей с последующими пятью годами поражения в правах. Лишь через восемь с половиной лет, в 1956 году, его освобождают из заключения и с большими проволочками восстанавливают слушателем академии, которую он заканчивает в 1960 году. После окончания его рукополагают в священники и назначают служить в московский храм Петра и Павла, который, однако, в 1963 году был взорван, явив собой очередную жертву новой волны оголтелых гонений на религию со стороны якобы <обновленной> власти под водительством Хрущева. Отца Димитрия переводят в храм Святителя Николая, что на Преображенском кладбище. В 1973 году о. Димитрию вообще запрещают служить <за нарушение церковной дисциплины>, ибо он, перешагнув рамки дозволенного, <затеял беседы с народом>. Но спустя четыре месяца запрещение было снято, и он был направлен священником в Орехово-Зуевский район Московской области в храм Великомученика Никиты. Спустя некоторое время о. Димитрий попадает в автомобильную катастрофу, в результате чего у него оказываются перебитыми в коленях обе ноги, задето легкое. Приговор врач гласил: на ноги больше не встанет, в лучшем случае - костыли, о службе больше нечего и думать. Тем не менее после <чудесного> (по его словам) излечения уже через пять месяцев о. Димитрий приступает к службе в храме СмоленскоТребневской иконы Божией Матери в с. Гребнево Московской области. Через пять лет, 15 января 1980 года, его опять арестовывают и уже по <обновленной> 70 ст. УК РСФСР обвиняют в антисоветской деятельности. То был пик брежневско-андроповского витка спиралевидного развития развитого социализма, объявленного застоем - ни больше ни меньше. Одно в этом <классическом> определении не вызывает сомнения: не было застоя в изощренности издевательств и пыток над душами людей, не застоялся страх в сознании десятков миллионов людей. При аресте у о. Димитрия канула в небытие годами собранная большая личная библиотека. Среди конфискованного - последняя рукопись работы <Каким языком говорить с современным миром>, так и не возвращенная до сих пор... Полтора месяца о. Димитрий не разговаривал со следователями вообще, пять месяцев просидел в следственном изоляторе КГБ, и лишь через год и пять месяцев дело было прекращено и закрыто. Так или иначе, но в сентябре 1980 года о. Димитрий начал служить в храме Владимирской Иконы Божией Матери в селе Виноградове Московской области. Спустя четыре года, перед Всемирным фестивалем молодежи и студентов, скитаниям его суждено было продолжиться: то ли боясь возможных <контактов> с иностранцами, то ли обучась превентивным <прозрениям> грядущих желаний <светских> властей, церковные власти отправили его сельским священником в село Черкизово (4 часа езды), где он и служит по сей день. Деятельность о. Димитрия очень многогранна: он и священник, и духовник очень большого числа духовных чад, и организатор постоянных христианских чтений и собеседований, обществ трезвости, и вдумчивый проповедник и писатель. Значительный духовный опыт, огромный опыт общения с людьми о. Димитрий запечатлел во множестве изданных и неизданных работ. Имя его очень известно на Западе: восемь его книг издано там и переведено на многие языки. Сами названия этих книг говорят о многом: <О нашем уповании. Беседы>, <Верю, Господи>, <Воскресные собеседования>, <Вовремя и не вовремя>, <Враг внутри>, <Премудростью вонмем>, <Потерянная драхма>, <Литургия на Русской Земле>. Предлагаемый читателю трехтомник - наиболее полное издание трудов о. Димитрия на родине, в России. Теперь, по прошествии времени, многие русские имена, объявленные ранее <вне закона>, как бы вновь обретаются, осмысляются у нас в стране. Удивительно то, что Промыслом Божиим труды этих мыслителей ничуть не устарели. Напротив, они выглядят куда современнее, насущнее многих самых <ультрасовременных> писаний, бьющих на разоблачительную сенсационность, но, как правило, не несущих в себе положительного заряда вечности, вневременности, располагающейся на порядок глубже банальной поверхности вещей. Именно о ней, этой вечности, о ее присутствии в нашей повседневной жизни, о ее зове, обращенном к нашей вере, к нашему сердцу, к нашему разуму, идет речь в данной книге. В. Кудрявцев
ISBN:
Бумага:
Переплёт:
Формат:
Цена: 3 041.05 руб. € 35.01 $ 41.55